Наши в Кальчо: Добровольский и Канчельскис
Прислано SERGEY KHAVROLEV на 13/02/2013 11:59:20
Серия А, как и любой другой топовый чемпионат, всегда был желанным местом трудоустройства для иностранных футболистов. Первые легионеры в Кальчо начали прибывать ещё в 10-х годах прошлого столетия. Но тогда появление иностранцев в итальянском футболе носило лишь локальный характер. В основном на Апеннинский полуостров приезжали потомки мигрантов, возвращаясь, тем самым, на свою историческую Родину.

Но с течением времени менялся футбол, а вместе с ним менялись и социальные устои европейского общества. В 1920-х годах в Италии к власти пришли фашисты, вследствие чего многие иностранцы решили от греха подальше покинуть Кальчо, особенно это касалось тех игроков, по жилам которых текла еврейская кровь. После Войны мир стал потихоньку склоняться к идеологии всеобщей кооперации, интернационализации, постепенно стирая всевозможные границы между людьми и государствами: половые, национальные, расовые, религиозные и т.д. Поэтому сейчас никто уже не удивляется большому количеству легионеров в лучших чемпионатах планеты. Где лучше футбол, где больше денег, там и больше иностранцев. Таков прагматичный закон сегодняшней жизни, причём далеко не только спортивной.

Нетрудно догадаться, откуда больше всего игроков приезжает в Италию – из Южной Америки, а точнее, Аргентины и Бразилии. Но свои силы в Серии А и Серии В пробовали и наши ребята, выходцы из бывшего СССР. Причём было их довольно много, несмотря на достаточно суровые местные правила, касающиеся трансферов футболистов, не имеющих паспорта Евросоюза.

Кто же эти «наши» люди, которые пытались проявить себя Италии? Что им там удалось показать? Что с ними стало потом, и где они сейчас? На все эти вопросы я отвечу в небольшом цикле статей (статья ПЕРВАЯ).

Статья ВТОРАЯ. Россия.


Игорь Добровольский («Дженоа» 1992)

Как и Виктор Будянский, о карьерной судьбе которого было рассказано в предыдущей статье, Игорь Добровольский по праву может считаться человеком трёх наций. Родился в Одесской области Украинской ССР, детство провёл в Тирасполе Молдавской ССР, а выступал за сборную России.

Свой путь в спорте Игорь начал в тираспольской ДЮСШ №4, потом его оттуда взяли в Кишинёв, где 16-ти летний Добровольский в 1983 году попал в дублирующий состав тогдашнего флагмана молдавского футбола «Нистру». Ну а в 1985 году за молодым дарованием уже выстроилась вереница из куда более именитых советских клубов. Это стало итогом значительных высот, достигнутых Игорем в Первой Лиге страны, где он в 27-ми матчах отметился 13-ью голами, что, мягко говоря, неплохо для номинального вингера.

В конце концов, после сорвавшегося перехода в киевское «Динамо» Добровольский оказался в стане их московских одноклубников. Однако с повышением в статусе результативность молодого полузащитника довольно-таки понизилась. За четыре года в 124-х встречах было забито 27 мячей. Но чем больше Игорь играл на высоком уровне, тем больше матерел его талант. В 19-ти летнем возрасте он получил приглашение в сборную Советского Союза, сумев закрепиться в ней в период абсолютной гегемонии футболистов киевского «Динамо», что говорит о многом.

К 1990 году Добровольский многими экспертами признавался как один из наиболее перспективных полузащитников планеты. Мимо такого таланта ведущие клубы мира пройти попросту не могли. И в декабре 1990 года Игорь решился подписать контракт с итальянским «Дженоа», представителем самого сильного чемпионата в Европе на тот момент. Единственное, срок заявок на сезон в Италии истёк ещё 6 октября, поэтому перебраться в стан генуэзцев Добровольский сразу же не мог, отправившись в аренду в терпевший бедствие испанский «Кастельон».

Несмотря на все свои усилия, Добровольскому не удалось спасти «Кастельон» от вылета в Сегунду. Но в услугах Игоря заинтересовались не менее восьми других испанских клубов, среди которых был даже мадридский «Реал». Но «Дженоа» ни в какую не соглашался отпускать своего полузащитника. С другой стороны, и заиграть Игоря за команду генуэзцы в очередной раз оказались не готовы. Причиной тому послужил лимит на легионеров в Серии А, по которому разрешалось заявлять всего троих иностранцев на сезон. В 1991 году Добровольский снова отправился в аренду, на этот раз в швейцарский «Серветт».

В Швейцарии Добровольский рвал и метал. В 23-ти матчах было забито 15-ть мячей. После столь удачного сезона «Дженоа» всё же заявил Игоря за основную команду. Начало итальянского этапа карьеры для Добровольского выдалось неплохим. Он сыграл в четырёх встречах и забил один гол, но после чего получил тяжёлую травму в кубковом матче против «Анконы» и выбыл на продолжительный срок. К моменту своего возвращения в строй в «Дженоа» сменился главный тренер. На место Бруно Джорджи пришла одиозная для итальянского футбола личность Луиджи Майфреди, вошедший в историю, как «самый никчёмный тренер «Ювентуса» за всё время существования клуба».

Майфреди посчитал, что Добровольский не сильнее остальных легионеров, присутствовавших в клубе, в результате чего Игорь потерял место в составе команды. Через три месяца после своего назначения Майфреди был уволен, а Добровольский, не раздумывая, «убежал» во французский «Марсель». На этом и заканчиваются итальянские приключения одного из самых странных советских футболистов того времени. Странность же Добровольского заключалась в том, что он, будучи одним из самых талантливых футболистов того времени, так и не сумел проявить себя на высоком уровне. Ни в «Дженоа», ни в «Марселе», ни в последующем в «Атлетико» и «Фортуне». Так и угасла звезда Игоря, завершившего профессиональную карьеру в 32 года.

Из футбола Добровольский не ушёл, а стал тренером в Молдавии. Руководил сборной страны, а начиная с 2010 года, является наставником «Дачии», с которой в 2011 году прервал серию из 10-ти чемпионств «Шерифа» к ряду.

Андрей Канчельскис («Фиорентина» 1997-1998)

Можно смеяться сколько угодно, но Андрей – человек даже не трёх, а целых четырёх наций! Рождённый в украинском Кировограде в семье литовца и украинки Канчельскис защищал цвета сборной России, получив в 1999 году гражданство Великобритании.

Путь в Италию Канчельскиса лежал через Англию, и на Аппенинском полуострове он оказался лишь в 28 лет. Воспитанник кировоградской ДЮСШ «Звезда» первые свои шаги в футболе начал делать именно на малой Родине. Оттуда талантливого 19-ти летнего вингера к себе и взял в киевское «Динамо» Валерий Васильевич Лобановский. Параллельно со спортом Андрей умудрялся ещё и служить в армии. В «Динамо» Канчельскис играл нерегулярно, поэтому сразу после демобилизации он переехал в Донецк, где и получил свой первый вызов в состав сборной Советского Союза.

6 февраля 1991 года. Именно этот день стал отправной точкой в футбольной жизни Андрея, попав под прицел наставника «Манчестер Юнайтед» Алекса Фергюсона во время товарищеской встречи между СССР и Шотландией. Через некоторое время после детального изучения способностей 22-ух летнего паренька в «Шахтёр» пришло официальное предложение о трансфере.

Именно в «Юнайтед» Канчельскис стал тем, кем он стал, - одним из лучших полузащитников планеты своего времени, лидером молодого и тогда ещё совсем юного «Манчестера». Выиграл он в составе «МЮ» многое, в том числе дважды чемпионат Англии, Кубок Англии, Кубок английской лиги, дважды Суперкубок Англии. Но в 1995 году к основному составу подтянулась другая известная футбольная личность, а именно Дэвид Бекхэм, и Канчельскис вынужден был уйти под напором талантливого англичанина.

Перебрался Андрей в «Эвертон», где с первого же матча начал демонстрировать публике свой высокий класс. За сезон 1995/1996 ему удалось забить 16-ть мячей, причём два из низ были отправлены в ворота «Ливерпуля». Канчельскис стал любимцем местной публики, получив в 1996 году звание «лучшего футболиста Мерсисайда». Но в январе 1997 года прямо по середине сезона «Эвертон» в силу финансовых трудностей был вынужден расстаться со своим ключевым игроком под напором чрезвычайно щедрого предложения от «Фиорентины» в размере 8 млн. фунтов.

Сумма, отданная флорентийцами за Канчельскиса, стала рекордной на тот момент для игрока с российским паспортом. Однако за вторую половину чемпионата Андрей вышел на поле всего девять раз. Сказывалось резкое отличие Премьер-Лиги от Серии А. Если в Англии клубы сконцентрированы на атаке и мало задумываются об обороне, то в Италии приоритет отдаётся именно защитным действиям. Выступая на Туманном Альбионе на позиции чистого вингера, Канчельскису с переездом на юг Европы пришлось учиться ещё и отрабатывать у собственных ворот.

В межсезонье 1997 года главный тренер «Фиорентины» Клаудио Раньери уехал в Испанию, став во главе «Валенсии», а на его место, соответственно, пришёл Альберто Мелазини. Новый наставник сразу же доверил Канчельскису место в основном составе, предоставив ему бОльшую свободу действий, чем это было при Раньери. «Фиалки», занявшие в сезоне 1996/1997 девятое место, строили амбициозные планы на новый чемпионат. Тому способствовал достаточно сильный состав команды, где помимо Канчельскиса присутствовали и другие игроки экстракласса в лице Тольдо, Руи Кошты и, конечно, легендарного Габриэля Батистуты.

Результат не заставил себя долго ждать. В первых же двух матчах «Фиорентина» одержала победы, а сам Канчельскис сумел отличиться во втором туре против «Бари». В следующей же игре предстояло схлестнуться друг против друга двум лидерам по итогам старта чемпионата. «Фиалки» на своём поле принимал миланский «Интер». Хозяева уступили в ожесточённой борьбе со счётом 2-3. Но главным огорчением стало вовсе не поражение, а серьёзная травма голеностопа, полученная Канчельскисом в единоборстве с Тарибо Уэстом.

Через месяц Андрей вернулся к тренировкам, явно форсируя своё восстановление, т.к. на тот момент являвшийся лидером сборной России Канчельскис не мог пропустить важнейший матч отборочного этапа Чемпионата Мира 1998 года против итальянцев. В середине первого тайма Канчельскиса вывели на ворота Пальюки, который всё-таки сумел завладеть мячом в отчаянном броске. В этом эпизоде, как оказалось позднее, оба игрока получили травму. На место Пальюки вышел дебютант сборной Италии Джанлуиджи Буффон, а Канчельскиса в перерыве заменил Хохлов.

Из-за травм сезон для Андрея выдался не самым удачным, ему удалось забить ещё всего один гол – в последнем туре чемпионата против «Милана», в котором «Фиорентину» устраивала только победа для того, чтобы попасть в Кубок УЕФА. Канчельскис установил окончательный счёт матча (2-0) на радость местным болельщиком, которые сразу после финального свистка чуть не разорвали игроков команды на сувениры.

В 1999 году в «Филках» сменился спортивный директор, пригласивший в клуб Андрея, а Мелазини, в свою очередь, перешёл в «Парму». Мелазини звал Канчельскиса за собой, но тот ответил отказом, решившись переехать в разбогатевший «Глазго Рейнджерс» подальше от неподходящего его манере игры Кальчо. В итоге, за полтора сезона Андрей сыграл в составе «Фиорентины» 26 матчей в Серии А, два в Кубке Италии, забив при этом два мяча.

Назвать вояж Канчельскиса в Италию удачным невозможно, но и провалом окрестить также нельзя. Хотя стоит признать, что для Андрея всё могло бы сложиться куда более успешно. После пары сезонов в Шотландии Канчельскис, которому в 2000 году стукнул 31 год, начал сдавать позиции. Неудачная аренда в «Манчестер Сити», провал в «Саутгемптоне», «отдых» в Саудовской Аравии и трансфер в Россию, в московское «Динамо», а потом и в самарские «Крылья Советов». В 2007 в возрасте 38-ми лет Канчельскис официально объявил о завершении карьеры футболиста.

В том же 2007 году Андрей становится генеральным директором ФК «Носта» из Новотроицка, выступавшего в Первом Дивизионе. В конце года Канчельскис полетел в Турин, где прошёл недельную стажировку в «Ювентусе», которым тогда руководил его старый знакомый по «Фиорентине» Раньери.

В 2009 году Канчельскис начинает тренерскую карьеру, возглавив клуб второго дивизиона «Торпедо-ЗИЛ». Потом последовал опыт в «Уфе», а в июне 2012 года Андрей стал помощником наставника нижегородской «Волги» Гаджи Гаджиева, а потом и Юрия Кативинцева. Занимает он эту должность и до сих пор.

Автор: Сергей Хавролев